Куда пропал Солженицын? | Квесты Ubego

Куда пропал Солженицын?

552
0 м
до 5 человек
Вместе с друзьями
Семейный квест
На свидание
Подходит для детей

Маленькая тайна, что станет основой для книги, с которой будет ассоциироваться его имя еще много лет, а может столетий. Куда он пропал и чего опасаться следует рассказчику? Его подстерегает криминальная группировка, а может это ловушка и ему не следует идти по следу своего друга. Но узнать он сможет только пройдя этот путь. Вы увидите дом, в котором жил писатель, посетите монументы деятелей искусства, узнаете, где расположился ресторан в честь А.С. Пушкина.

Пройдите этот квест в приложении

Поделитесь квестом в социальных сетях

Задания

Я друг Александра Исаевича Солженицына, в целях собственной безопасности не буду разглашать своего имени. Пару дней назад Александр пропал, перестал отвечать на письма, я давно его не видел. За неделю до своего исчезновения он передал мне саквояж, чтобы я его придержал с недельку у себя. Он был очень взволнован, когда передавал мне вещи. С ним могло что-то случиться, я хотел бы ему помочь, возможно, его пора спасать, если не поздно… И с тяжёлым от переживания сердцем я отправился к его дому, мучаясь в догадках, что с ним могло произойти. Я вышел из подъезда, прошёл в переулок, направляясь в сторону большой дороги. И тут налетел на меня человек, оставив в руке маленький клочок бумажки. На ней написано: “Четверка на здании против меня смотрит в небо… слово крутится в голове, но я никак не могу вспомнить, как они называются. А.И.” Что это может значить? Александр Исаевич затеял со мной игру? Четверка … Я должен найти на здании эту четверку, что смотрит вверх. Что это?
Что же с тобой случилось? Что тебе могло угрожать? Кому ты мог помешать? Видимо, узнать я смогу это, только приняв правила твоей игры, друг мой. Кривоватыми буквами в записке сказано: “Мы перешли дорогу в сторону здания со шпилями, повернули в сторону сквера, затем направо. Неподалеку от нас расположилось маленькое, красивое здание, красноватого цвета. В нем расположилось кафе по адресу Тверской бульвар 26А.” Не дочитав до конца запись, я отправился в путь. Добравшись до него, я прочитал: “Оно названо в честь великого классика, его фамилию знают даже дети. На табличке выведено его имя.” Значится, мне нужно его имя...
Под табличкой кафе я нашёл еще один клочок с очень мелко написанными буквами. Это клочок может поместиться на двух пальцах. Ломая глаза, я читаю подсказки своего друга. “Далее наш путь вел мимо метро, вдоль Тверского бульвара, в сторону сквера. Здесь нас встретил сам Александр Сергеевич. Мне жаль, что я не могу напрямую сказать, что происходит. Боюсь, что мои спутники не будут рады такому...” Он был не один, видимо, его спутники вели его против его воли, от этой истории всё больше веет духом неотвратимой гибели, плохого конца. “....Я бы с большей радостью посчитал все гласные на некрополе в этом сквере, но мы шли... Сколько их я уже, наверное, не знаю...” Напишите в ответе количество гласных букв на некрополе.
Я нахожу ещё один клочок под камнем у некрополя. Игра в догонялки с прошлым продолжается. “Мы продолжаем путь, удаляясь от монумента Пушкина, идем по скверу. Мы идем по прямой, вдоль сквера. Упираемся в здание, я поднимаю глаза и вижу надпись, сделанную видимо именно для тех, кто любит иногда смотреть в небо, и читаю…“ Подсказка, как я разумею, в наименовании данного здания.
Еще одна записка у мусорки здания. Как мне повезло, что уборщики не настолько сердобольные, и ты осталась здесь, зацепка, что поведет меня по следам Александра. “Обойдя здание театра с правой стороны, я и мои спутники продолжили идти в том же направлении и встретили его...” Он был всё это время не один… Его кто-то забрал, он писал записки в тайне от них, клочки маленькие, помещаются на ладони, будто шпаргалки нерадивых учеников. “Он смотрит перед собой, стоит в плаще, обуяла его какая-то дума. Считается, что его творчество свободно от идеологий, поэтому не он идет дальше, а остаётся здесь. Какое же звучное у тебя имя, мой друг.” Я стал искать имя человека, увековеченного в металле, здесь должна быть табличка.
“Я простился взглядом с поэтом. Нашёл еще одну записку. Ты тайны хранишь даже после своей смерти, Александр Трифонович и не можешь рассказать о том, что видел неделю назад здесь, когда “согласился” стать участником этой мутной истории и передать мне эту записку.” “Мы вышли из сквера и свернули налево, огромное здание встретило нас. Я стал запоминать детали его архитектуры, будто это последнее, что мне доведется запомнить. Гулко отдавалось в голове только 12...их 12. Высокие и могучие, держат свод здания. Они встречают туристов.” Часть архитектуры, значит, следует искать такое здание. Держат свод здания...Значит, они фундаментальное нечто, что представляет собой фронтальную часть здания.” Осмотрите фасад здания и найдите элемент, который соответствует загадке.
“Кто же его ведет, а, главное, куда? Когда это случилось? Возможно, это было давно и я опоздал, или я всё же смогу его найти. Нужно спешить.” “Меня вели дальше, мне предстоял допрос, но сейчас я здесь, я почти свободен, я на улице. Мы повернулись спиной к зданию с колоннами, повернули направо и повели меня в сторону рыжеватого дома, перед ним мы свернули вправо. Остановились рядом со вторым домом Колобовского переулка. Мы остановились рядом с церковью, мои попутчики, если их можно так назвать, что-то обсуждали, я заметил монумент. Было в нём что-то от домашних питомцев. Вот только, о каком животном я подумал, странно даже сказать. Какое же животное ему может напомнить, возможно, надпись на монументе натолкнет меня на ответ.”
У монумента я нашел записку. Видимо, она последняя, содержание намекает мне на это. Желание узнать борется с желанием надеяться, что в конце моего пути мы могли бы встретиться. “И путь продолжился, мы прошли дальше по улице, мимо центра оперативного управления, дошли до розоватого здания, повернули налево за зданием автопредприятия, затем снова налево в конце каретного переулка...мы будто стали ходить кругами.” И тут я обмяк, мне и правда стоит скорее вернуться домой и собрать вещи… И вот я нашёл тебя и не знаю, увижу ли я тебя снова. Он стоял в наручниках, два человека в форме вели его в машину. В этот момент я понял, что наш путеводный герой стал жертвой системы ГУЛАГов. За ним закрылась дверь, машина увезла его далеко и, возможно, навсегда. “Где-то здесь, среди домов, должны наши потомки что-то установить в честь репрессированных и написать кратко… Как сухую констатацию происходившей жестокости, потому что любые слова будто излишни.” Дополните цитату.